Сегодня ; 17.05.1995 ;

Генералы

Александр Лебедь
Я совершенно не гожусь в холуи
 
 Я совершенно не гожусь в холуи
 Александр Лебедь
 Трудно, очень трудно плыть в соляной кислоте с отрубленными ногами. Не
менее трудно служить в армии, когда давно уже перестал понимать действия
министра обороны. Каждый солдат должен знать свой маневр, учил Суворов.
Генерал его знать обязан.
 Я понимаю, как мне кажется, президента страны - Верховного
Главнокомандующего. Он глава государства, великой ядерной державы,
постоянного члена Совета Безопасности ООН, будущего, надо надеяться,
полноправного члена индустриально развитой 'восьмерки'.  У него много
забот, и он не всегда имеет возможность вникнуть в суть той или иной
проблемы. И вот возникает ощущение, что этим пользуются проходимцы в его
окружении, которые часто подставляют Верховного Главнокомандующего,
толкают его на принятие непродуманных решений, за последствия которых
потом отдувается народ и страна в целом, подрывается международный
авторитет России.
 Мне уже ясна сущность нынешней Российской армии с ее 'павловскими'
реформами, точнее, с их 'павловским' отсутствием. Мне ясны принципы, на
которых она строится. Они для меня неприемлемы, потому что я совершенно
не гожусь в холуи. Я ни на что не претендую в этой системе в нынешнем ее
виде. И если я до сих пор служу, то тому причиной две задачи, которые я
перед собой поставил.
 Первая задача - сохранение мира в Приднестровском регионе: создать
предпосылки для цивилизованного политического переговорного процесса и в
конечном счете обеспечить разрешение возникшего конфликта политическими
же средствами.
 Задача вторая - строительство жилья в России и таким образом создание
условий для жизни офицерам, прапорщикам, которые прослужили в рядах армии
25-30 лет. Я глубоко убежден, что они имеют право жить на родной земле,
там где они захотят, а не там, где их забудут или бросят. Они это право
заслужили, положив на алтарь Отечества лучшие годы жизни и здоровье.
 Вот чего удалось достичь. Во-первых, почти три года на этой земле царит
мир. Люди живут плохо, люди живут постыдно бедно, но мирно. А вместе с
миром живет надежда на лучшее будущее. И она не беспочвенна. Пока. По
крайней мере не придется напрягаться и восстанавливать города, разбитые
собственной авиацией. Во-вторых, в России построено и заселено 252
квартиры, а до конца 1995 года планируется построить и заселить еще 370.
 Директива министра обороны от 18 апреля о расформировании Управления
армией делает дальнейшее мое служение в рядах Вооруженных сил России
 бессмысленным.
 Маленький пример для лучшего восприятия. Ты хирург, у тебя на столе
человек, нуждающийся в срочной помощи, но у тебя отнимают скальпель, мало
того, тебе связывают руки, но всемилостивейше оставляют в операционной:
'Побудь здесь, дружок, пока он дойдет, потом мы с тебя спросим так, как
мы умеем это делать'.  В этом истинный смысл директивы.
 Говоря об управлении армией, надо рассуждать не о кадрированной дивизии,
как это делает услужливая 'Красная звезда'.  Дивизия, к слову,
укомплектована на 98 процентов по существующему штату, по оценкам всех
без исключения проверяющих, очень хорошо подготовлена и замечательно
управляема и даст 100 очков форы любому развернутому соединению, хотя о
существовании таковых мне что-то ничего неизвестно.
 Говоря об управлении армией, надо четко представлять себе такие,
например, моменты как 2600 вагонов боеприпасов на складах в Колбасне, из
них 1200 вагонов лежат на грунте, ибо емкость склада превышена почти в
два раза. Даже если отбросить часть веса на 'металл' и укупорку, все
равно получается 500 вагонов взрывчатки. Тротиловый эквивалент сосчитайте
сами на досуге, задействовав для этого специалистов. Склад в три раза
превышает по емкости покойный склад Тихоокеанского флота. Там, напомню,
отдельные ингредиенты в результате подрыва разлетелись в радиусе до 20
км. Вот эти 1200 вагонов на грунте превращают склад в порядочную
пороховую бочку.
 Надо говорить о том, что на сегодняшний день выявлены 657 тонн
боеприпасов, не подлежащих транспортировке, из коих львиную долю
составляют мины выпуска 1938 года. Им 57 лет. Никому не дано проследить
путь этих мин и те условия, где они хранились, как содержались и что у
них на уме, и когда эта замедленная смерть блеснет. Надо говорить о 41
тысяче тонн запасов инженерного имущества и инженерных боеприпасов,
хранящихся на инженерных складах в Тирасполе. Надо говорить о десятках
тысяч стволов стрелкового оружия, о сотнях единиц бронетехники. Надо
говорить о бригадах в Рыбнице и Дубоссарах, которые волевым решением
превращены в батальоны. А как было в этих батальонах техники на три
бригады в каждом, так и осталось. И они, батальоны, даже если
предположить, что там супердобросовестные люди служат и они, забыв про
выходные и праздники, будут работать по 18 часов в сутки, они все равно
не в состоянии их содержать. Таким образом, это колоссальное количество
находящейся на хранении техники через год-полтора может превратиться в
 металлолом.
 Надо помнить, всегда помнить, о перенасыщенности и других армейский
частей боеприпасами, боевой специальной техникой, вооружением. Ибо
основная масса техники, вооружения, боеприпасов 26 расформированных за
три года соединений и частей осталась на месте. Одни расформировали, а
другие переполнили, и их невозможно нормально содержать.
 И когда эта картина известна тебе, что называется, в цветах и красках,
поневоле начинаешь серьезно думать о двух категориях подчиненных тебе
людей. Первые должны обеспечить надежную охрану, а при необходимости и
оборону этих гор оружия, а вторые, это прежде всего Управление армией,
должны квалифицированно и профессионально, со знанием дела воплотить в
жизнь принятое наверху любое политическое решение. Подчеркиваю - любое.
 Если собрать вместе тысячу или 10 тысяч, что не имеет никакого значения,
командиров инженерно-саперных взводов, они все равно не заменят
инженерного отдела армии. Лейтенанты подготовлены так, как должны быть
подготовлены лейтенанты: мину снял, мину поставил. Работа, спору нет,
опасная, но, не в обиду будет сказано, достаточно примитивная.
Распорядиться грамотно, с наименьшими потерями для державы 41 тысячей
тонн имущества могут только ответственные, умудренные опытом жизни и
службы офицеры инженерного отдела. Точно так же любое количество
командиров ремонтных взводов не заменят офицеров службы
ракетно-артиллерийского вооружения.
 Что принципиально изменилось? Чем вызвано такое решение министра обороны?
Может, заработало российско-молдавское соглашение от 21 октября прошлого
года? Докладываю (полагаю, что вам это известно):  не ратифицировано и не
работает. Так как всем понятно, что выполнение его напрямую зависит от
прямых приднестровско-молдавских переговоров, а результаты этих
переговоров не только нулевые, но и сами переговоры блокируются обеими
сторонами путем выдвижения заведомо неприемлемых условий. Об этом
свидетельствует, например, речь президента Смирнова на митинге 9 Мая.
Может быть, увенчались успехом усилия почтенных международных организаций
по урегулированию конфликта? Мне лично ничего об этом неизвестно, хотя
такая работа идет, но пока бесплодно. А что же на этом фоне? А на этом
фоне все присутствующие здесь стороны претендуют на имущество, оружие,
боеприпасы 14-й армии. Приведем некоторые примеры.
 Вот закон Приднестровско-Молдавской Республики о внесении изменений и
дополнений в закон ПМР о статусе войск Российской Федерации,
дислоцирующихся здесь. Зачитываю: 'При достижении договоренности о выводе
воинских соединений, частей и учреждений Российской Федерации, а также
при их расформировании техника, вооружение и боеприпасы, движимое и
недвижимое имущество остаются в собственности Приднестровско-Молдавской
Республики. Президент Приднестровско-Молдавской Республики Смирнов. 15
февраля 1994 года'.  Чтобы ни у кого не возникало сомнения в законности
этого закона, есть аналогичное постановление за подписью председателя
Верховного Совета республики Маракуцы о введении в действие закона. Чтобы
как-то и этот закон не был нарушен, есть указ президента, датированный 3
февраля 1995 года, о дополнительных мерах по недопущению вывоза с
территории ПМР российской техники и другого военного имущества. Вот этот
документ: указ, где предписывается всем министерствам, комитетам,
управлениям и другим ведомствам, а также предприятиям, учреждениям,
организациям, независимо от форм собственности, и физическим лицам
категорически запретить вывоз, вывод с территории ПМР техники,
оборудования, имущества и других материальных средств, приобретенных в
14-й гвардейской армии Российской Федерации. Как бы это сказать, чтобы
мог пресечь в корне.
 В соответствии с соглашением, подписанному, как я уже сказал, 21 октября
прошлого года между Россией и Молдавией о правовом статусе, порядке и
сроках вывода воинских формирований Российской Федерации, временно
находящихся на территории республики Молдовы, молдавская сторона
претендует на 35% имущества, техники и боеприпасов. Приднестровье - на
100, Молдова - на 35. Причем вот в этом соглашении совершенно не учтены
интересы приднестровской стороны, а вот в этих документах полностью
игнорированы интересы молдавской. Этот документ во многих отношениях
очень интересный. Я хотел бы обратить ваше внимание только на два
 момента. 
 Статья 2. 'Практические шаги по выводу воинских формирований Российской
Федерации с территории Республики Молдова в рамках указанного срока будут
синхронизированы с политическим урегулированием приднестровского
конфликта и определением особого статуса Приднестровского региона
Республики Молдова'.  Что кому известно об этой синхронизации и об этом
вот определении особого статуса? Положительного, я имею в виду?
 Статья 13. 'Жилищно-казарменные, служебные фонды, парки, полигоны со
стационарным оборудованием, склады с оборудованием, здания и другие
сооружения, освобождаемые в результате вывода воинских формирований
Российской Федерации, передаются местным органам власти Республики
Молдова по фактическому наличию и состоянию'.  Юридически мы в Молдове,
фактически мы в Приднестровье, где законы Молдовы не действуют. Так вот,
если у меня завтра освободится казарма, я до сих пор не могу разобрать,
кому я ее должен передать. Если местным органам власти, то они местные,
но не Республики Молдова, а если Республике Молдова, то они не местные.
Масса есть интересных моментов.
 Систематически, подчеркиваю, систематически мерцают всевозможные визитеры
из других действующих, а в равной степени предполагаемых 'горячих точек'
типа Чечни, Абхазии, Крыма. Самое непосредственное участие готовы принять
в дележке оружия, имущества представители Украинской национальной
самообороны. Мне об этом тоже известно. Но это, так сказать, на частном
уровне. Но и государство украинское не останется равнодушным к тому, что
творится на его границах. Ибо для справки: удаленность украинского
пограничного поста в районе Колбасни от ворот склада составляет 1800
метров. В таких условиях, хочешь или не хочешь, все равно как-то
вмешаешься и отреагируешь.
 И, естественно, претендентами на все эти запасы являются представители
многочисленных криминальных группировок, которых здесь, наверное, как
нигде. Образно говоря, гиены кружат вокруг буйвола и будут кружить до тех
пор, пока он будет стоять на ногах. Но как только он ослабеет и рухнет на
колени, они прыгнут. И не просто прыгнут, а прыгнут, стремясь упредить
друг друга, чтобы урвать лучшие, наиболее лакомые куски. Вооруженный
конфликт в таких условиях гарантирован. И это будет война всех против
всех. Война на упреждение.
 Достаточно сказать, что еще в принципе никто палец о палец не ударил,
ничего не сделано, все остается на своих местах, но уже в районе Резины
поигрывает бицепсами батальон ОПОН Республики Молдова. Уже к складу
Колбасни стянут усиленный батальон приднестровской гвардии, ну а начиная
от 200 метров от склада и далее стоят усиленные наблюдательные посты
украинских пограничных сил. Все остается на своих местах, но все уже
напряглись и изготовились. В условиях вот такой, мягко выражаясь,
нецивилизованной потенциальной дележки оружие неизбежно расползется. Куда
и в чьи руки оно, это оружие, попадет? Кому придется оправдываться перед
страной, что Дудаев обещал вернуть половину, а потом передумал? Сказки о
том, что оружие это необходимо народу Приднестровья для защиты от
агрессии, мне уже надоело слушать.
 По имеющимся у меня данным, до 2/3 того оружия, которое было захвачено со
складов армии в 1992 году, уже продано на сторону. И это явление
приобрело настолько широкие масштабы, что когда ловишь за руку,
подчеркиваю, за руку, при попытке продажи 14 автоматов капитана местной
милиции по фамилии Румянцев, то на это просто никто не обращает внимания.
Подумаешь, 14 автоматов продавал. Капитана передали местным
правоохранительным органам, и те его отпустили. Не исключено, что
погрозили ему на прощание пальчиком: не шали. Нужно с прискорбием
сказать, что Приднестровье сегодня превратилось в источник повышенной
 опасности. .. 
 Второе, на что необходимо обратить внимание: 99% живущих в Приднестровье
людей не имеют к этому рынку оружия абсолютно никакого отношения. Они
сами жертвы творимого здесь произвола и беспредела.
 А где мы живем, в каком регионе? А если в него всмотришься, то это
совершенно замечательный регион, где у всех друг к другу масса взаимных
территориальных претензий. Очень коротко напомню. Румыния-Венгрия:
Трансильвания принадлежит Румынии, но там проживают 2 миллиона этнических
венгров, 600 тысяч цыган в Рудных горах, словаки. Добруджа - камень
преткновения между Румынией и Болгарией. Поползновения Румынии на
Северную Буковину и Южную Бессарабию - это еще более полумиллиона
этнических румын, которые пока неназойливо, но поговаривают уже о
воссоединении с родиной. Наконец, само Приднестровье. Манипулируя
документами, историческими фактами, относящимися к разным временным
промежуткам, очень легко можно доказать, что Приднестровье - это Россия,
Приднестровье - это Украина и Приднестровье - это Молдавия. И все будут
правы, и все будут соответственно драться за правое дело. Этот регион
только подожги, он полыхнет так, что не обрадуешься. А полыхнув, он
замкнет Балканско-Кавказскую огненную дугу, и тогда будет хорошо всей
Европе. Всегда надо помнить, поджигая дом соседа, о том, что ветер - 
штука переменчивая, может заодно сгореть собственный.
 Казалось бы, перед глазами живой пример, пример Чечни. Этот нарыв любовно
лелеяли, взращивали три года. Лелеяли, неприлично поспешно выводя с
российской территории российские войска, создавая тепличные условия для
бесконтрольного растаскивания оружия и боеприпасов, и вдруг по прошествии
трех лет заполошно кинулись загонять джинна в бутылку, а он не
загоняется. Убиты десятки тысяч человек, многим из них, увы, уже не дано
понять, в чем их вина. А вина только в том, что имели несчастье проживать
на той земле. Этому региону нанесен совершенно колоссальный материальный
ущерб. Надо помнить, что чем лучше работают 'соколы Дейнекина', тем
дороже обойдется восстановление. А кому дороже? А российскому
налогоплательщику. Больше некому. Сейчас по три месяца не платят
зарплату, будут не платить по году. По 15 лет стоят в очереди на жилье,
удвоятся сроки. ..  Сегодня налогоплательщик платит 'соколам' за их работу,
а завтра он же будет платить за восстановление разбитого и уничтоженного.
Он же будет платить. Бомбардировки имеют еще одно весьма неприятное
побочное следствие: они плодят волков, которые очень не скоро спрячут
клыки. Самые замечательные солдаты получаются из людей, которые, уходя из
дома с утра, даже не помышляли о войне, а вечером, вернувшись, нашли на
месте собственного дома воронку, в которой испарились жена, дети и
родители. И вот это уже не человек, а волк, который будет рвать столько,
сколько будет жить, а жить он будет долго, ибо он не ценит собственную
жизнь: она ему не нужна, ему не нужны деньги, ему не нужны ордена, ему
вообще ничего не надо. У него есть только одно - месть. Именно поэтому он
будет жить долго. Жизнь ему будет в тягость, но он будет жить.
 Весьма печально, но все то, что было в Чечне зимой и затяжной холодной
весной - это только цветочки, ягодки будут впереди. С наступлением жары,
она когда-нибудь неизбежно наступит, заговорят трупы людей и животных,
которые пока до поры прикрыты развалинами, и заговорят они холерой,
гепатитом, тифом, дизентерией и, не исключено, чумой. Собаки, грызуны
всех видов, насекомые помогут разнести эту заразу по всему белому свету.
Люди, спасаясь от напасти, начнут бежать. Бежать они могут только к
родственникам, и они растянут эту заразу по городам и весям не только
России. Подспорьем в этом будет естественная миграция военнослужащих
обеих сторон и те люди, которые искали, ищут и будут продолжать искать
своих родственников. И мертвые схватят живых. Вот о чем надо сегодня
очень серьезно думать.
 Казалось бы, печальная практика показывает, что хранить надо печать на
бутылке с джинном, хранить твердой рукой, отсекая по самое плечо любую
тянущуюся к ней лапу. Это проще, это дешевле, а главное, это разумнее.
Далеко ходить не будем. Югославия: который уже год все международное
сообщество в лице ООН, Совета Европы, Папы Римского, президентов
действующих и бывших мирят бывшие югославские народы. Их заботливо в
воспитательных целях периодически бомбит НАТО, а конфликт как горел, так
и продолжает гореть, и не просто гореть, а расти и шириться. Так проще
его предотвратить, казалось бы?
 Со всей ответственностью хочу заявить: до тех пор, пока не будет найдена
или изобретена, это уж как получится, политическая формула разрешения
конфликта в Приднестровье, формула, устраивающая все стороны; до тех пор,
пока не будет создан механизм ее реализации и она не будет воплощена в
жизнь, убирать отсюда единственную структуру, способную справиться с
выполнением этой задачи, я имею в виду Управление армией, нельзя.
Подчеркиваю, единственную. Не будет Управления армией, никакие ни
московские, ни вашингтонские ценные указания не помогут и просто не
понадобятся, их будет некому выполнять. Регион ввергнется в режим полной
бесконтрольности. Поскольку это все-таки делается, я расцениваю эти
происки в отношении 14-й армии как планомерную подготовку
широкомасштабного преступления с целью перевода стрелок, мол, не мы одни
такие бестолковые завязли в Чечне, посмотрите, есть и другие. В этом меня
убеждают и действия всевозможных деятелей, претендующих на звание
политических. Должен сказать, что все официальные и неофициальные
делегации как прежнего Верховного Совета, так нынешней Думы и
Федерального собрания шарахались и шарахаются от вверенной мне армии, как
черт от ладана. Исключение, приятное исключение, составляют депутаты
Государственной думы Добровольская Марина Карамановна и Затулин
Константин Федорович. Люди приехали и просто так, по-человечески
спросили: 'Какие у вас здесь трудности. Давайте попробуем разобраться'.   
 Вначале такое отношение со стороны слуг народа вызывало недоумение в
рядах офицеров, позже раздражение и даже гнев. Перебирать всех в памяти
за три года не надо, это бессмысленно, а вот за последние полтора-два
месяца напомнить считаю не лишним. 26 марта в Приднестровье проводился
референдум по вопросу вывода-невывода 14-й армии. Из Москвы прибывают
депутаты Государственной думы Журавлев, Большаков и ряд других от фракций
коммунистов и либерал-демократов. Казалось бы, вопрос таков, что не
посетить армию просто нельзя. За все дни пребывания ни один из них ни
разу не ступил ногой на территорию военного городка Российской армии.
Зато на пресс-конференции 27 марта вдруг они объявили, что встреча с
командованием 14-й армии не состоялась по техническим причинам. Ребята, я
непьющий, у меня нет и не может быть технических причин. Я должен
разговаривать с кем угодно на любую деловую тему в 3 ночи, в 7 утра, в 17
дня, когда угодно. У меня нет технических причин.
 4 апреля сам г-н Шумейко, спикер верхней палаты парламента, пожаловал в
Молдову с официальным визитом. На армию, о которой он так много говорил в
молдавском парламенте, времени не нашлось. Ни у самого, ни у помощников.
По-видимому, визит был очень строго регламентирован. Зато в этом очень
жестком регламенте нашлось полдня на посещение Грековских винных
подвалов. Там, вероятно, стоя у самой последней бочки, он почерпнул
информацию о 85 россиянах, которые якобы служат в 14-й армии, и
немедленно публично обнародовал эти данные, не забыв присовокупить к ним
свое пожелание немедленно приступить к вывозу оружия и боеприпасов. 
 Вообще надо сказать, что болтать - не мешки таскать. Очень многие говорят
магическое слово 'надо', только делать охотников что-то не находится.
Логика в этих речах бесспорно неубиенная. Ибо если в армии служат 85
россиян, остальные, надо полагать, марсиане или, в лучшем случае,
космополиты. Но сразу возникает вопрос: а с какой стати эти лишенцы,
пораженные в правах, будут заниматься грудами оружия и боеприпасов по
приказу российского руководства? С чего вдруг? Если они не наши?
 Для справки г-ну Шумейко и Федеральному собранию: по состоянию на день
его трогательной речи в молдавском парламенте 5 апреля в 14-й армии
значилось 10 тысяч 232 человека, готовых документально подтвердить свою
принадлежность к Государству Российскому. И непонятно, зачем их выбросил
за борт такой высокопоставленный политический деятель России. Непонятно,
за что.
 Точку поставил г-н Крылов, заместитель министра иностранных дел. Этот
доехал аж до Тирасполя, но в армию все равно не попал. Зато утешил господ
офицеров тем,  что предоставил им право оставаться в Молдове, принимать
ее гражданство и жить-поживать припеваючи. Куда выбрасывать этим офицерам
вкладыши о российском гражданстве, г-н Крылов уточнить забыл.
 Точно таким же образом очень недавно в странах Балтии наплодили граждан
второго, третьего сорта, а сейчас ситуация там такова, что многие вообще
без всякого сорта. Вроде как люди, но никак не граждане. Или американцы
нас учат взрывать все, что было создано этими гражданами за их же деньги.
В этом, по-видимому, и заключается глубокий и сокровенный смысл
демократии - когда тебя посылают на три известные буквы, ты
поворачиваешься и идешь куда хочешь.
  Я не нервный и не капризный, это про меня зря. Я не намерен обременять
своим присутствием стройные ряды армии генерала Грачева. Но кто избавит
меня от груза ответственности за то, что я знаю и за то, что я вижу? Кто
избавит? А видится одно, откровенно наглое: на этой земле, где царит
хрупкий, но мир, организуется широкомасштабный конфликт с
непредсказуемыми последствиями. Одновременно ликвидируется последний
инструмент, с помощью которого этот конфликт еще можно предотвратить. И
аналоги с Россией здесь неуместны. В России можно в принципе разогнать
любое армейское управление, возложить управленческие функции на округ и
система будет работать. А здесь нет трех метров общей границы, здесь
некуда отходить. Если последний дееспособный мамонт умрет, мамонтов
просто больше никогда не будет. Та организация, та фракция или парламент
в целом, тот персональный, если угодно, герой, кто возьмет на себя
смелость публично и громко заявить, что сложившаяся здесь обстановка есть
плод больного воображения генерала Лебедя, что любые административные
решения российского министерства обороны гарантируют здесь мир и
стабильность, что батальон ОПОН в Резине, батальон приднестровской
гвардии в Колбасне и украинские пограничники занимаются сбором
лекарственных растений и у них в головах, кроме ромашек, ничего. Пусть
кто-то мне громко объявит, что найдена наконец вожделенная политическая
формула разрешения конфликта. Все высокие договаривающиеся стороны жаждут
воплотить ее в жизнь, все соглашения и договоренности работают, горы
оружия успешно растаскиваются, возобладал цивилизованный подход к решению
проблемы. Если кто-то публично возьмет на себя ответственность за то,
что, отрубив армии голову, он гарантирует, что остальные члены и органы
будут рефлекторно, инстинктивно дергаться в позитивном направлении, я с
чувством глубочайшего облегчения поблагодарю всех за совместно
проделанную работу, откланяюсь и уйду. Но не ранее.