Время Новостей ; 19.12.2001 ; 232 (429) ;
Александр ШВАРЕВ

За всех ответит капитан


Нашумевшее в Европе дело о незаконных поставках оружия из СНГ в бывшую
Югославию в годы балканских войн неожиданно оказалось на грани развала.
Вчера суд Турина снял все обвинения с одного из главных подозреваемых --
российского бизнесмена Александра Жукова, возглавлявшего в Одессе фирму
"Синтез-Ойл" и Морской транспортный банк.

Несколькими днями ранее отменены международные ордера на арест и двух других
персон, засветившихся в оружейном деле, -- Леонида Лебедева, владельца одной
из крупнейших в России фирм-нефтетрейдеров "Корпорация Синтез", и Марка
Гарбера, вице-президента международной финансовой компании Fleming Family
and Partners. Как уже не раз писала наша газета, "оружейное" расследование,
инициированное спецслужбами Италии, поначалу касалось лишь Украины и ряда
сомнительных международных бизнесменов. Но потом скандал докатился и до
России. Несколько месяцев назад прокуратура и суд Турина официально заявили,
что выдали ордер на международный розыск Гарбера и Лебедева. Западные СМИ
сразу записали россиян в главных контрабандистов оружия. Сами гг. Лебедев и
Гарбер, живущие в Москве, долго отказывались комментировать скандал, но
корреспонденту газеты "Время новостей" все-таки удалось с ними встретиться и
получить их разъяснения.

Скандал вокруг поставок в экс-Югославию разгорелся в апреле. Тогда власти
Турина арестовали Александра Жукова и объявили о расследовании крупного дела
о контрабанде военной техники. По версии итальянцев, в начале 90-х годов
бизнесмен из Киева Дмитрий Стрешинский зарегистрировал в офшоре фирму Global
Technologies International (GTI), а на Украине был открыт ее филиал Global
Technologies Ukraine (GTU). Одним из руководителей GTU стал экс-сотрудник
КГБ Анатолий Федоренко. Эти две фирмы заключили контракты с украинским
оружейным предприятием "Прогресс" и белорусскими "Беларусьинторг" и
"Беларусьэкспорт". Позже руководители GTU и GTI стали представлять
правительству Украины "сертификаты конечного пользователя", где покупателями
оружия числились Судан, Марокко и Нигерия. Разрешение на вывоз техники
давали МИД, СБУ и МВЭС Украины, однако, как установили итальянцы, реально
оружие в обход эмбарго ООН шло в Хорватию и Боснию. Помогал в сомнительных
сделках, по версии следователей, гражданин Бельгии, создатель компании
Eastronicom Геза Мезоси и г-н Жуков, имевший связи в одесском порту.

Как утверждали на суде обвинители Паоло Тампони и Онелио Додеро, всего
контрабандных поставок было не меньше восьми, и выручка якобы проходила
через фирмы, связанные с российской "Синтез-корпорейшн", совладельцами
которой были Жуков, Гарбер, Лебедев и Стрешинский. Инициировал же оружейные
сделки, по версии итальянцев, не кто иной, как бывший глава Службы
безопасности Украины, а ныне секретарь Совета национальной безопасности и
обороны Евгений Марчук.

Судно Jadran Express с партией оружия для хорватов, с которого все и
началось, силы НАТО задержали в Адриатике еще в 1994 году, однако аресты
начались только через семь лет. За решеткой оказались Жуков, Мезоси, капитан
судна Кузьма Меданич, Федоренко, а Гарбера и Лебедева объявили в розыск.

По словам самого Леонида Лебедева, "Синтез-корпорейшн" образовалась в России
еще в середине 80-х. Она вошла в число крупнейших операторов на нефтяном
рынке, работала во многих других сферах -- от медицины до звукозаписи.
Председателем совета директоров "Синтез-корпорейшн" стал сам г-н Лебедев,
исполнительным директором -- Марк Гарбер, коммерческим директором --
Александр Жуков, а директором по внешним связям -- Дмитрий Стрешинский.

Последний некогда работал в "Киевнаучфильме" (даже снимал ленту о
Чернобыле), где и познакомился с Жуковым, тоже трудившимся на поприще
кинематографа. Жуков привел Стрешинского в "Синтез-корпорейшн", однако
вскоре Дмитрий уехал жить во Францию и стал оттуда следить за международными
финансами компании. В частности, для оптимизации проводок он открыл при
"Синтез-корпорейшн" в Нью-Джерси (США) фирму Trade Concepts Ltd.

По словам г-на Лебедева, Дмитрий Стрешинский делал свою работу исправно,
однако полноценным компаньоном не был, поскольку чаще выполнял разовые
поручения и в основном занимался другим бизнесом. Партнерам Дмитрий говорил,
что продавал партии удобрений, но итальянская полиция считает, что с 1992
года через фирму Global Technologies International шли крупные партии
оружия.

В 1994 году со Стрешинским в России произошла и вовсе неприятная история. По
словам Леонида Лебедева, в офис "Синтез-корпорейшн" пришли представители
Главной военной прокуратуры (ГВП) и сообщили, что интересуются Стрешинским в
связи с расследованием дела о шпионаже в пользу Великобритании Вадима
Синцова, экс-начальника Главного управления Министерства оборонной
промышленности СССР, одного из руководителей АО "Спецмашиностроение и
металлургия", и даже собираются объявить Стрешинского в розыск. Позже самого
Свинцова приговорили к 10 годам, из России был выслан ряд английских
дипломатов, но когда скандал утих, Стрешинский спокойно приезжал в Москву и
никто его не беспокоил.

В 1996 году создатели "Синтез-корпорейшн" разошлись. Александр Жуков занялся
украинским проектом корпорации -- фирмой "Синтез-ойл", владеющей Одесским
НПЗ и работающей в тесном контакте с ЛУКОЙЛом. В этом качестве он
познакомится даже с Леонидом Кучмой. Леонид Лебедев возглавил "Корпорацию
Синтез", по-прежнему работающую на нефтяном рынке России, и одно время его
кандидатуру даже рассматривали на пост главы "Славнефти". Марк Гарбер
возглавил московское представительство United City Bank, а потом стал
вице-президентом Fleming Family and Partners.

Самым беспокойным из этой компании оказался Стрешинский. В 1997 году его, по
словам Лебедева, задержали во Франции по подозрению в неуплате налогов, но
тогда за Стрешинского как за гражданина Казахстана (при себе у него
оказались еще паспорта Израиля, Парагвая и Греции) вступились казахстанские
власти. Возможно, это связано со знакомством Стрешинского и экс-премьера
Казахстана Акежана Кажегельдина.
Вновь фамилия Стрешинского всплыла уже в октябре прошлого года, когда власти
европейских стран заинтересовались делом о контрабанде оружия.
(Примечательно, что судно Jadran Express семь лет стояло под арестом в
Италии, а начало следствия совпало с "Кучмагейтом" -- громким скандалом на
Украине, едва не завершившимся отставкой президента.) Именно тогда
Стрешинский был задержан в Германии и этапирован в Италию. Там, по данным
наших источников, он заключил стандартное соглашение со следствием и в обмен
на откровенность получил свободу (недавно его якобы видели в Москве). По
словам собеседников газеты, Стрешинский дал показания на Евгения Марчука
(дело в отношении него итальянцы выделили в отдельное производство) и своих
партнеров по "Синтез-корпорейшн".

Поводом для обвинений против российских бизнесменов, по их словам, стала
одна финансовая проводка. В 1992 году, тесно связанная с "Синтез-корпорейшн"
фирма Trade Concepts Ltd (та самая, что создал Стрешинский) открыла счет в
австрийском банке Bawag, куда вскоре поступило 845 тыс. долл. от GTI.
Итальянские следователи решили, что это как раз была одна из сумм,
перечисленных за оружие. Позже кто-то снял со счета эти деньги наличными.
Однако итальянцы решили: раз счета близких к "Синтез-корпорейшн" фирм
фигурируют в деле, значит, замешано и ее руководство. Тем более что об этом
на допросах рассказывал и сам Стрешинский.

По словам г-на Лебедева, Стрешинский в то время имел право подписи и
управления счетами фирмы, чем умело и воспользовался. В один момент
Стрешинский провернул сомнительную операцию со счетом GTI, но отследить ее
было невозможно -- именно Стрешинский отвечал в тот период за все
международные финансы корпорации. Однако летом в Москву приехал итальянский
прокурор Паоло Тампони и вместе с представителем прокуратуры Москвы
встретился с Лебедевым. Когда же российская Генпрокуратура предложила
итальянцам передать к нам часть уголовного дела в отношении Лебедева (как
гражданина России его не могут выдать Италии), туринцы почему-то не
ответили.

Как считает уже Марк Гарбер, они совершили ошибку, не лишив в свое время
права подписи г-на Стрешинского. Впрочем, по словам Гарбера, все эти нюансы
начали понимать и туринские судьи -- 7 декабря поступила официальная бумага
за подписью судьи Турина Сильвана Подда, где говорится, что с Гарбера сняты
все ордера на арест и ограничения в передвижении. Вчера по делу о
контрабанде оружия начались предварительные слушания, во время которых судья
Диаманте Минуччи сняла ордер на арест и Лебедева, а Жукова вообще оправдала.
Уже сегодня он может покинуть Италию.

Чем закончится вся история с поставками "советского" оружия хорватам --
полная загадка. Единственным реальным обвиняемым остается, похоже,
несчастный капитан арестованного корабля, который, очевидно, был рядовым
исполнителем аферы. И даже г-н Мезоси, известный международным спецслужбам
как мастер подпольных комбинаций с оружием, как оказалось, сумел обезопасить
себя от суда Турина. Он личность вообще почти легендарная -- с 1989 года его
регулярно обвиняли в таких сделках (включая поставки оружия турецким
экстремистам из организации "Серые волки"), один раз, в Бельгии, даже
осудили, потом арестовывали в ЮАР и снова отдавали под бельгийский суд как
раз за "хорватское оружие". Однако, как и Стрешинскому, ему, по нашим
данным, удалось заключить соглашение с правосудием, и сейчас он вновь
чувствует себя вполне уверенно.