Независимая газета ; 09.06.1999 ; 103 ;

НАТО И РОССИЯ ПОСЛЕ КОСОВО Москве придется проводить политику сдерживания

Александр Владимирович Лукин - доктор политологии, научный сотрудник
Центра международных исследований МГИМО МИД РФ, директор Независимого
института политики и права.
   РАСШИРЕНИЕ НАТО в нынешней политической ситуации невозможно
рассматривать в отрыве от агрессии этой организации против Югославии. Обе
эти акции в сочетании с принятой в апреле этого года новой стратегической
концепцией альянса ясно указывают на будущие планы Североатлантического
союза. Еще до начала бомбардировок Югославии некоторые тенденции новой
стратегии НАТО давали о себе знать в конкретных действиях альянса и США.
Нежелание США платить взносы в ООН, американские предложения по изменению
условий подписанного в 1972 году с СССР договора о противоракетной обороне,
бомбардировки суверенных государств без решения ООН (Ирака, Судана,
Афганистана), замена войсками НАТО европейского контингента в Боснии,
сопровождавшаяся пропагандистской кампанией, направленной на доказательство
того, что только силы альянса способны решать этнические конфликты, - все
это указывало на то, что США и НАТО тесно в рамках международных законов и
обязательств, в рамках международного права, каким оно сложилось после
Второй мировой войны.
   После того как НАТО, по представлению ее стратегов, победила в холодной
войне, она занялась поисками обоснования своего существования в новой
ситуации и пришла к выводу о необходимости превращения альянса из
региональной оборонительной организации в своеобразное мировое
правительство. Это предусматривало постепенное, но неограниченное
расширение членства и распространение внутренних правил НАТО сначала на
весьма туманно определенный "евроатлантический регион", а в будущем и на
весь мир. Тем самым предполагалось постепенно наделить НАТО полномочиями,
ныне принадлежащими ООН. Осуществление этого плана неизбежно приведет к
подмене нынешнего международного права, основанного на принципе
суверенитета государств, правом НАТО, основанным на попытке достижения
целей, которые в каждый данный момент считаются выгодными для государств -
членов альянса (прежде всего США) и для западного мира в целом.
   Действия НАТО в Югославии сделали эти планы явными. Когда НАТО начала
бомбардировки Югославии без согласия Совета Безопасности ООН, стало ясно,
что альянс использует ситуацию в Косово как предлог для подрыва системы
международного права. Все страны НАТО поддержали США в их намеренной
попытке уничтожить сложившуюся после Второй мировой войны международную
систему. Независимо от итогов военной акции НАТО в Югославии, главный ее
результат очевиден: система международной безопасности уже никогда не будет
такой, какой она была до этого. Поскольку НАТО не собирается отказываться
от своих планов, международные отношения вполне могут скатиться к описанной
философами естественного права неправовой "естественной ситуации", когда
каждый воюет за себя и все враждуют со всеми. Сегодня страны Запада в
экономическом и военном отношении являются наиболее мощной силой в мире, и
США считают, что такая ситуация выгодна им и их союзникам по НАТО, которые
(кто с энтузиазмом, кто неохотно) поддерживают их курс. Однако такая
политика, если взглянуть на нее более широко, крайне авантюристична и
способна привести к катастрофическим последствиям для всего мира, включая и
самих членов НАТО. Рассмотрим некоторые из этих последствий.
   Крах системы нераспространениЯ Ядерного оружиЯ
   Система нераспространения ядерного оружия как часть послевоенного
международного права отомрет вместе с этим правом. Политика неограниченного
расширения НАТО в сочетании с его новой стратегией военного вмешательства в
конфликты вне территории стран-участниц создает угрозу военной интервенции
для любой страны, не входящей в НАТО. Во многих незападных странах, в том
числе в таких крупных и многонаселенных, как Китай, Индия, Бразилия,
Индонезия, Мексика, Малайзия, существуют серьезные межэтнические проблемы.
После краха системы международного права все эти страны будут рассматривать
обладание ядерным или другим оружием массового поражения как единственную
реальную гарантию от внешнего вмешательства. Эта тенденция уже проявилась в
нарастающей гонке ядерных вооружений между Индией и Пакистаном, начавшейся
еще до натовских бомбардировок Югославии. После же их начала западные
аргументы в пользу нераспространения оружия массового поражения будут
рассматриваться большинством стран мира в качестве идеологической завесы
для достижения мирового господства НАТО. В результате в начале XXI века
может возникнуть значительное количество новых ядерных государств, а также
государств, обладающих другими видами оружия массового поражения, и угроза
ядерного конфликта станет гораздо более вероятной и практически
неконтролируемой.
   Формирование антизападной коалиции
   Возникновение одного мощного центра силы, ставящего в качестве
официальной цели неограниченное расширение, действия которого, с точки
зрения остального мира, направлены на достижение мирового господства,
неизбежно стимулирует создание широкой коалиции различных государств с
единственной целью противостоять этим действиям. Россия, Китай, Индия,
Малайзия, Мексика, Бразилия, Нигерия, Иран и другие страны, между которыми
при обычных обстоятельствах мало общего, стремясь спасти собственный
суверенитет от произвольного вмешательства превосходящих сил западного
союза, будут вынужденно искать пути к сотрудничеству по крайней мере по
единственному вопросу: борьба за сохранение международной системы,
основанной на принципе суверенитета государств. Эта новая моноцелевая
коалиция из-за противоречий между ее членами вряд ли превратится в тесный
военный союз типа НАТО или Варшавского договора, но она вполне способна
стать достаточно сильной, чтобы противостоять стремлению НАТО к господству
и развивать новые формы экономического и военного сотрудничества. Основу
этой новой коалиции составят Россия, Китай и Индия. Агрессивные попытки
НАТО добиться мирового господства подтолкнут эти совершенно разные страны,
между которыми существуют многочисленные противоречия, к союзу, который при
других обстоятельствах выглядел бы довольно неестественно. Эти три
государства пока слабее НАТО в военном и экономическом отношении, но они
обладают хорошими возможностями для наращивания военного потенциала,
большим населением, все три имеют ядерное оружие и уже достаточно сильны,
чтобы не допускать враждебные силы по крайней мере в собственные регионы.
Противостояние с ними как с объединенной враждебной силой в XXI столетии
вряд ли отвечает интересам развития западной цивилизации.
   Рост терроризма
   Поддержка НАТО де-факто Армии освобождения Косово (АОК) в ее войне
против югославских властей показывает остальному миру, что провозглашаемая
Западом непримиримая борьба с терроризмом на практике ведется далеко не
всегда. Этническая террористическая группа может добиться западной
поддержки, если она становится достаточно сильной и если ее цели совпадают
с целями Запада (то есть целями, которые в каждый данный момент считаются
выгодными США и НАТО). Это - мощный стимул для различных террористических
групп во всем мире активизировать свои действия и стремиться показать, что
в случае предоставления западной поддержки они будут активно бороться с
врагами Запада.
   Рост наркоторговли и вероЯтнаЯ экологиЧескаЯ катастрофа
   Сходная ситуация складывается и с торговлей наркотиками. Одной рукой
борясь с наркодельцами в Южной Америке, другой США, при содействии
союзников по НАТО, создает мощный центр производства и торговли наркотиками
в Косово. Очевидно, что в случае отделения от Югославии Косово будет
управляться АОК, которая, по всеобщему признанию, в значительной степени
финансируется албанской наркомафией. Экологические последствия
многомесячных интенсивных бомбардировок в центре Европы трудно предугадать.
Уже сегодня Дунай, основная водная артерия Центральной и Южной Европы,
серьезно загрязнен нефтью и нефтепродуктами, стекающими в него после
уничтожения югославских нефтяных резервуаров. От продуктов взрывов и
горения, по свидетельству экологов, страдает воздух. Но самое опасное - что
существует реальная угроза атомной катастрофы: западные комментаторы не
любят говорить о том, что одна из натовских ракет упала в Болгарии
приблизительно в пятидесяти километрах от крупнейшей атомной электростанции
в Козлодуе.
   "Выталкивание" России
   После распада СССР НАТО ни разу не дала России повода считать ее
дружественной организацией. По словам бывшего президента СССР Михаила
Горбачева, лидеры НАТО нарушили данное ему устное обещание не расширять
свою организацию в обмен на советское согласие на объединение Германии.
Расширение НАТО нанесло мощный удар по сторонникам реформ и демократизации
в России, добавив аргументов коммунистическим и националистическим силам,
которые всегда утверждали, что Запад старается взять Россию во враждебное
кольцо. В то же время изначально прозападные реформаторы почувствовали себя
преданными. Придя к власти вскоре после распада СССР и мечтая вступить в
семью "цивилизованных" народов, они взяли курс на тесное сотрудничество с
Западом и выполнение всех западных требований и рекомендаций как во
внешней, так и во внутренней политике. Сегодня, с точки зрения большинства
российского населения, этот курс привел к экономической катастрофе,
ослаблению позиций страны в мире и к высокомерному, почти колониалистскому
отношению западных столиц к Москве. В результате давления общественного
мнения и растущей оппозиции президент Ельцин, начинавший как
идеалистический западник, вынужден был скорректировать свою политику в
сторону большей сбалансированности и защиты собственных российских
интересов.
   Вероятная реакция России
   Агрессия в Югославии показала российским лидерам, что НАТО готова к
наступлению на интересы и суверенитет любой страны, в том числе и России.
Сочувствие Сербии у большинства российских политиков вызвано вовсе не
абстрактной идеей "православного братства", которая поднимается на щит
крайними националистами. Так же, как и их западные коллеги, российские
лидеры плохо знают историю. Просто они заботятся о своем будущем. Именно
поэтому их (так же, как и лидеров Китая, Индии, Мексики и многих других
стран, не имеющих никакого отношения ни к православию, ни к славянству)
тревожит то, что если НАТО продолжит жестко навязывать свою волю суверенным
государствам, то следующей жертвой может стать их собственная страна.
Российские опасения понятны. Если НАТО поддержала проводимый несколько
столетий балканский курс Германии, которая, опираясь на Турцию и Хорватию,
всегда пыталась уничтожить Сербию, то почему бы, добившись этого, Западу не
взяться, например, за российскую Калининградскую область (бывшую германскую
Восточную Пруссию). В случае принятия в НАТО балтийских государств
Калининградская область будет отделена от России натовской территорией, на
которую распространятся гарантии безопасности альянса. Уже сегодня
раздаются требования демилитаризации этого российского региона, затем, под
дымовой завесой лозунгов европейского единства и обеспечения прав человека
(возвращение "этнически вычищенных" немцев и восстановление их в правах
собственности), вполне вероятна попытка отрыва области от России. Конечно,
с Россией, обладающей ядерным оружием, придется труднее, чем со слабой
Югославией. Однако, чтобы избежать даже обсуждения подобных сценариев,
Россия должна будет коренным образом пересмотреть свои отношения с НАТО и
Западом, и этот процесс пересмотра уже начался.
   Российский ответ на расширение НАТО и агрессию против Югославии,
вероятно, будет состоять из целого ряда мер политического и военного
характера. В совокупности эти меры будут означать поворот от политики
сотрудничества с подчиненной позиции к курсу на сотрудничество, при
одновременном сдерживании амбиций НАТО. В новых условиях сдерживание не
будет означать возврата к советской стратегии противодействия влиянию США и
НАТО в любой точке земного шара: для этого сегодня нет оснований, да у
России и нет на это сил. В новой ситуации относительной слабости
сдерживание для России будет означать сочетание двух курсов: четкое
обозначение своей региональной зоны безопасности, в которой вмешательство
НАТО допускаться не будет и защиту которой Россия сможет безусловно
обеспечить; развитие политического и военного сотрудничества с другими
региональными державами, которые уже проводят подобную политику (в
особенности с Китаем и Индией).
   В нынешней ситуации политика сдерживания является единственным средством
достижения стратегической цели России: восстановления системы
международного права и решающей роли ООН. Несмотря на западную риторику
относительно уважения к праву, сегодня ясно, что система международного
права после Второй мировой войны держалась вовсе не на чьем-то уважении, но
исключительно на балансе сил между двумя блоками. Как только баланс
изменился в пользу НАТО, все уважение тут же испарилось. Таким образом,
только восстановление такого баланса, который заставит НАТО брать в расчет
другие центры силы, сможет стать твердой основой эффективной деятельности
ООН и работающей системы международного права. Естественной политикой
России было бы участие в создании силы сдерживания, которая с нетерпением
ожидается во многих частях мира, где серьезно опасаются мирового господства
НАТО. 
   Для осуществления этой политики Россия могла бы предпринять следующие
конкретные шаги.
   1. Разорвать связи с НАТО. Россия уже приостановила эти связи, и особых
причин для их восстановления с региональной организацией, открыто
отвергающей международное право и игнорирующей ООН, нет. Формы российского
сотрудничества с НАТО в любом случае были крайне неудовлетворительны и
должны были быть пересмотрены. Участие в программе "Партнерство ради мира"
предусматривало лишь совместную подготовку и российское участие в натовских
операциях по "поддержанию мира", но не решало фундаментального для России
вопроса: оно не давало Москве никаких гарантий и не решало проблем
российской безопасности. Подписанный с большой помпой "Основополагающий
акт" о российских взаимоотношениях с НАТО с самого начала рассматривался в
США и других государствах альянса как пропагандистский документ, который
создавал впечатление сохранения сотрудничества с нашей страной, несмотря на
расширение альянса. Это было важно для западных избирателей, но непонятно,
зачем российское руководство пошло на эту уловку. Агрессия НАТО в Югославии
развеяла все сомнения относительно этого документа, который, в соответствии
с Уставом ООН, признавал отказ от применения силы или угрозы силой против
любого государства, его суверенитета и территориальной целостности, а также
предусматривал механизм консультаций и даже принятие совместных решений и
совместные действия "в отношении вопросов безопасности, вызывающих общую
озабоченность". Отбросив Устав ООН, НАТО, естественно, отбросила и
"Основополагающий акт". При подобном отношении НАТО созданный в
соответствии с Актом для проведения консультаций Совместный постоянный
совет стал местом пустых дискуссий, которые без права что-либо решать не
имели для России реального смысла. Российское участие в миротворческой
операции в Боснии также оказалось малопродуктивным. Ошибкой России здесь
было согласие на систему двойного подчинения, которое фактически отдало ее
контингент в распоряжение натовского командования. Абсурдность двойного
подчинения особенно ясна сейчас, когда обнаружилось, что цели России и НАТО
в бывшей Югославии диаметрально противоположны. Естественно, что разрыв
отношений с НАТО как организацией не будет означать разрыва отношений с
государствами - членами альянса, сотрудничество с которыми на
индивидуальной основе будет продолжаться.
   2. Прекратить поддержку стремления Германии стать членом Совета
Безопасности ООН и активно поддерживать вступление в него Индии. Появление
в Совете Безопасности еще одного члена НАТО будет крайне невыгодно России,
к тому же Индия как ядерная держава и региональный лидер имеет для этого
больше оснований.
   3. Развивать стратегическое партнерство с Китаем, Индией, а также
укреплять военное сотрудничество с заинтересованными странами в других
регионах (исламский мир, Латинская Америка, Индонезия, Малайзия и т.п.)
   4. Принять Югославию в российско-белорусский союз после мирного
урегулирования в Косово и снятия санкций ООН и активно сотрудничать с
Белградом в экономической и военной областях.
   5. Построить новые отношения со странами Центральной и Южной Европы и
другими государствами бывшего советского блока. Нынешнее желание этих
государств вступить в НАТО понятно. Советский Союз был для них последней
колониальной державой, поэтому там велик страх перед Россией, на которую
переносится вина за действия СССР. Однако со временем ненависть к России
неизбежно поблекнет, и будет понято, что Россия - хотя и последняя, но
далеко не единственная держава, которая исторически претендовала на
господство в этих местах. С ослаблением антироссийских настроений Россия
при верном подходе будет вновь рассматриваться в этой части мира как
полезный противовес растущему влиянию Германии и Турции.
   6. Продолжить сотрудничество с Западной Европой. Существуют определенные
возможности для дальнейшего развития связей как с Европейским союзом, так и
с отдельными его членами. В области безопасности особенно перспективно
сотрудничество с теми западноевропейскими государствами, где существуют
опасения относительно слишком большого веса США в мире и Германии в Европе.
   7. Построить новую систему сотрудничества в области безопасности с
государствами СНГ, особенно с Украиной. Агрессия НАТО против Югославии и
ратификация российским парламентом подписанного еще несколько лет назад
российско-украинского договора о дружбе дали новый импульс для развития
отношений между двумя странами. Ратификация договора, впервые безусловно
признавшего нынешние границы Украины, придала мощный стимул тем силам в
этой стране, которые выступают за сотрудничество с Россией. Агрессия НАТО
против Югославии вызвала серьезное беспокойство на Украине, причиной
которого было не только недовольство бомбардировками народа, близкого в
этническом и религиозном отношении, но и стратегические соображения.
Действия НАТО дали новые аргументы тем силам на Украине (в основном левым и
представляющим восточные и южные регионы), которые давно утверждали, что
действительной целью НАТО является не декларируемая защита демократии, но
мировое господство. Многие на Украине, в стране с многочисленными
этническими, региональными и территориальными проблемами, серьезно
обеспокоены готовностью НАТО решать такие проблемы силой. А причины для
подобного беспокойства есть. Взять хотя бы проблему Крыма, которая в связи
с нарастающей активностью и радикализмом крымскотатарского населения очень
скоро может стать проблемой не российскоукраинских, но украинско-турецких
отношений. В этом случае США и НАТО вполне могут поддержать своего
стратегического партнера Турцию или закрыть глаза на его действия (как это
происходит, например, в отношении турецкой оккупации части Кипра, причем
позицию Греции здесь не подкрепляет даже ее членство в НАТО).
Сегодня Россия нужна Украине как противовес возможному давлению НАТО, а
России нужна дружественная Украина, отдаляющая ее границу от территории
натовских государств. 
   8. Россия может пойти и на ряд чисто военных мер для обеспечения своей
безопасности. Хотя в настоящий момент эти меры серьезно ограничены тяжелым
финансовым положением страны, они тем не менее могут создать серьезные
препятствия для дальнейшей экспансии НАТО. Российский президент уже
потребовал пересмотреть ранее существовавшие планы по сокращению обычных
вооружений, приняты решения по обновлению парка российских ВВС,
модернизации военных спутников, а также по пересмотру обязательства России
не использовать ядерного оружия первой. Придание большей роли ядерным силам

- естественная реакция России на внешнюю угрозу в нынешней ситуации, когда
российские обычные силы находятся в трудном положении. С возрождением
российской экономики и с развитием сотрудничества с другими
заинтересованными государствами российские военные контрмеры станут более
эффективными.
   ИТОГИ
   Расширение НАТО и агрессия этого блока против Югославии не только не
достигли провозглашаемой западными стратегами цели по укреплению мира и
стабильности, но подвели мир к порогу новой холодной войны и к
"естественному состоянию" борьбы всех против всех в международных
отношениях. В этой ситуации Россия в сотрудничестве с другими
заинтересованными государствами будет стремиться восстановить систему
международного права и возродить решающую роль ООН в международных делах.
Принимая во внимание новую стратегию НАТО, эта цель может быть достигнута
только путем создания мощного международного противовеса этому альянсу.
   Проведение такой политики способно вызвать опасения в связи с
возможностью ухудшения отношений с Западом, которое приведет к лишению
Западом поддержки российских реформ и серьезным трудностям в экономическом
развитии России. Однако подобные опасения лишены оснований. Во-первых,
Запад вряд ли пойдет на полный экономический разрыв с Россией (объявление
дефолта и т.п.), так как слишком многие там заинтересованы в возвращении
Москвой долгов, а в перспективе - и в нашем рынке. Во-вторых, как
показывает развитие ряда стран, в частности Китая, разумная, но твердая
внешняя политика нисколько не противоречит широкому экономическому
сотрудничеству с Западом. Сравнение опыта Китая и России в то же время
показывает, что развитие интенсивного экономического сотрудничества с
внешнем миром, создание благоприятных условий для иностранных инвестиций,
"привязывая" иностранных партнеров экономически и развивая собственную
экономику, создает хорошую основу для политической самостоятельности, в то
время как трескотня о дружбе в условиях экономического упадка приводит лишь
к игнорированию интересов ослабшего "друга". Наконец, весь опыт развития
России последних лет свидетельствует о том, что экономическое возрождение
страны невозможно без четкого определения целей существования собственной
страны, понимания ее места в мире, без уважения к себе, своей истории и
своей роли в будущем. Таким образом, экономическое возрождение России
только и возможно при условии проведения внешней политики, которая бы
соответствовала ее собственным интересам. Проведение такой политики и
развитие экономического сотрудничества с зарубежными странами, в том числе
и с Западом, - два взаимодополняющих курса и должны проводиться
параллельно.
   
(С) "Независимая газета" (НГ), электронная версия (ЭВНГ).
Номер 103 (1919) от 09 июня 1999 г., среда. Полоса 8.