Независимая газета ; 30.01.1999 ; 016 ;

КОГДА ВСЕМ НЕСЛАДКО Президент компании "Укринтерцукор" Евгений Имас убежден, что России и

Украине нельзя ориентироваться на мировые цены на сахар
   Виктор Тимошенко

   - КАКОВА сегодня ситуация на российско-украинском сахарном рынке?

   - Российско-украинский рынок сахара существовал более ста лет, но
сегодня он полностью развален. Вот несколько интересных цифр. В 1914 году
Украина производила 1,6 миллиона тонн белого свекловичного сахара, в 1948-м
- 1,8, в 1990 году - 5,5, в 1998 году - 1,6 миллиона тонн. Можно еще
немного истории. В начале века существовало знаменитое Общество российских
сахарников с штаб-квартирой в Киеве. Это было самое большое общество
производителей сахара в Европе, а самыми крупными экспортерами в мире были
Россия и Малороссия.
   Ныне полностью утерян промышленный потенциал производства сахара, в
результате безответственного поведения политиков сотни тысяч людей лишились
работы. Ведь районный сахарный завод, которых только на Украине было около
двухсот, создавал всю социальную инфраструктуру: рабочие места, детские
сады, школы, больницы... Все это сегодня уничтожено.
   - У противников российско-украинского сахарного рынка был аргумент:
экспансия украинского белого сахара уничтожает российскую сахарную
промышленность, несет угрозу продовольственной безопасности России.
   - Потребление сахара в России равняется 4,5 миллиона тонн, а
производство его в этом году составило 700 тысяч тонн, это катастрофа для
любой страны. На Украине потребление - 1,5 миллиона тонн, производство -
1,6 миллиона тонн. Россия никогда не производила больше двух миллионов тонн
сахара, тогда как Украина, я повторюсь, производила 5,5 миллиона тонн. Но
это и было разделением труда в рамках бывшего Союза. Россия производила
энергоносители, Украина - сельскохозяйственную продукцию: зерно, сахар,
кукурузу, рапс, подсолнечник. Сегодня Украина производит в 2,5 раза меньше
зерна, в 3 раза - сахара, в 3 раза - подсолнечника.- И все-таки, одним из аргументов противников торговли сахаром с
Украиной является защита национальных производителей.
   - Это разговоры для дилетантов. Я повторюсь: в России в прошлом году
произведено свекловичного сахара один миллион двести тысяч тонн, а
россиянам для потребления необходимы четыре с половиной миллиона. Другими
словами, ввоз 600 тысяч тонн украинского сахара никак не влияет на
российский сахарный рынок. Пропагандистская кампания в московских газетах
была направлена на защиту международного брокера, который ввозил в Россию
сахарный тростник. Лоббирование отражало интересы этих брокеров.
   - Евгений Викторович, так кто же, собственно, уничтожил
российско-украинский рынок белого сахара?
   - Развалив Союз в Беловежской пуще, политики многого не учли. Мы
потеряли горизонтальные и вертикальные торгово-промышленные связи, которые
создавались в течение 70 лет. Ведь был огромный внутренний рынок белого
сахара в рамках Советского Союза. Сахар - один из основных продуктов
питания, и в политических целях его использовать безнравственно. Нам
сегодня говорят, что дешевле купить сахар в Польше или на Лондонской бирже.
Да, сегодня дешевле! Но завтра, когда мы закроем собственное производство,
нынешние благодетели заломят такую цену за сахар, что нам мало не
покажется.
   Нас уже приручили. Ценовая политика на мясо, зерно уже становится
монопольной и определяется не нами. Оптовые поставщики дотируют эти
продукты за счет других потенциальных возможностей рынка. Например, в
Германии себестоимость белого сахара такая же, как на Украине и в России, -
500 долларов за тонну, но на внешнем рынке он стоит 250 долларов, а внутри
страны - 1200 долларов. Это называется "интервенцией сахара" (экспорт
дотируется за счет поднятия внутреннего налога на сахар внутри страны).
Проблема совместного производства и потребления сахара Россией и
Украиной стала, к сожалению, политической. Ее увязывают с подписанием
Большого договора, дислокацией российского Черноморского флота в
Севастополе. "Проблема сахара" стала экономическим рычагом давления России
на Украину в соответствии с формулой: "Вы выполните наши требования, а мы
дадим льготы на продажу сахара".
   - А в чем суть этих льгот?
- В прошлом правительствами Украины и России были введены НДС и акцизы
на разные группы товаров. Но президенты наших стран договорились, и Украине
дали квоту на ввоз 600 тысяч тонн белого сахара на российский рынок без
соответствующих "накруток". Однако российской стороной летом прошлого года
были введены специальные временные налоги, чиновники вновь не смогли
договориться, и Украина сумела реализовать российским ведомствам лишь 15
тысяч тонн. Нет смысла обвинять друг друга в нерасторопности, ведь страдают
простые люди. В прошлом году, в сентябре, Украина была в состоянии
поставить 600 тысяч тонн свекловичного сахара на российский рынок, в 1999
году это проблематично. В этом году планируемый урожай белого сахара
составит 1 миллион 200 тысяч тонн.
   - А как формируется цена на украинский белый сахар? Почему цены
Лондонской биржи определяют цену украинского сахара, разве не может быть
внутреннего российско-украинского сахарного рынка, где интересы друг друга
были бы соблюдены и защищены?
- Ни в коем случае России и Украине нельзя ориентироваться на мировые
цены на сахар или на цены, которые устанавливает Лондонская биржа, - это
цены на тростниковый сахар, а у нас белый, свекловичный сахар. Стоимость
тростникового и белого сахара различна, потому что сахарный тростник растет
как сорная трава, а свекловичный сахар требует целого комплекса усилий. Это
минеральные удобрения, посевная и уборочная техника, перерабатывающие
сахарные заводы. Себестоимость свекловичного сахара в США - 650 долларов за
тонну, на Украине - 550 долларов, у нас он дешевле, чем в Америке. Нет
мировых бирж торговли белым сахаром, он бережно выращивается и потребляется
внутри стран, которые его производят. Пищевые качества белого сахара
несравнимы с качеством тростникового. Мы 100 лет потребляли прекрасный
свекловичный сахар, сегодня нас уже приучили "лакомиться" тростниковым.
- Уточните, на ваш взгляд, украинский сахар, без налогов и акцизов, для
России выгоден, и Украина заинтересована в сохранении российского рынка
сахара?- Украина не продает сахар российскому потребителю, для этого существуют
посредники, которые определяются российской стороной. В торговых отношениях
существует целый комплекс всяких компонентов. Например, вы мне можете
продать нефть, газ, а я вам продам сахар. Россия определила цену на газ для
Украины 80 долларов за тысячу кубов, за тонну нефти ориентировочно 60
долларов - естественно, цена на украинский сахар объективно и автоматически
вбирает в себя эти стоимости. Если в советские времена "энергетическая
часть" стоимости сахара составляла 6%, то сегодня эта цифра равна 60%. Цена
на сахар зависит и от политиков, и от бизнесменов, и от экономистов. У нас
нет другого выхода, как объединиться в решении проблемы обеспечения
населения сахаром, ведь невозможно все время ждать от МВФ подачек. Для
бизнеса моей компании 100 миллионов долларов - это нормальная сумма, а для
промышленности России и Украины - это даже не капля в море. И в Москве, и в
Киеве необходимо понять, что мы подошли к той опасной черте, когда
население наших стран стоит перед угрозой продовольственной зависимости от
Запада, а наша государственность, независимость, суверенитет всецело будут
определяться лишь продовольственной безопасностью. Мы стоим накануне
продовольственной катастрофы. Выход из нынешней ситуации - это объединение
усилий наших стран в производстве сахара и всей сельскохозяйственной
продукции. Что сегодня происходит в продовольственном сотрудничестве России
и Украины, я объяснить не могу, существует комплекс не только объективных,
но и субъективных причин, когда российские и украинские политики говорят
друг другу: "Ты враг!" Экономически я объяснить это не могу. Излечит нас
только время - бедность, как известно, объединяет.
   ИЗ ДОСЬЕ "НГ"
   Имас Евгений Викторович - президент совместного
украинско-австрийско-немецкого предприятия "Интерукрцукор". Родился в 1961
г. В 1983 г. закончил Киевский институт физической культуры. Кандидат
педагогических наук. В 1988 г. закончил магистратуру Киевского
экономического университета по специальности "международный бизнес,
финансы, экономика". Профессор Московской академии международного бизнеса.
Заслуженный экономист Украины.
   
(С) "Независимая газета" (НГ), электронная версия (ЭВНГ).
Номер 016 (1832) от 30 января 1999 г., суббота. Полоса 5.