Независимая газета ; 20.08.1997 ; 154 ;

КНИГА УХОДИТ, НО ОСТАЕТСЯ... Сергей Бирюков: "Нулевая точка визуальной поэзии в России пройдена"

В Канаде состоялась международная междисциплинарная конференция Eye
Rhymes, посвященная визуальной поэзии. Россию на ней представляли Сергей
Бирюков (Тамбов) и Александр Бубнов (Курск).  Они получили грант на поездку
от Института "Открытое общество" и Фонда Содействия на конкурсной основе.
   Сергей Бирюков хорошо известен своими поэтическими книгами,
выступлениями, в том числе в "НГ", а также книгой о нестандартных и
авангардных формах поэзии "Зевгма" и Академией Зауми, которую он основал в
Тамбове, но сделал международной. После его возвращения из Канады мы задали
ему несколько вопросов.
   Андрей Жданов
   Провинция

   - СЕРГЕЙ, вы говорите, что в городе Эдмонтоне, где проходила
конференция, состоялись выставки визуальной поэзии. Что же, книга совсем
уходит, и поэты становятся художниками?
   - Книга всегда уходит, чтобы остаться. Поэзия постоянно ищет выход из
ситуации. Конкурировать в разливанном море графомании такому герметическому
виду, как поэзия, просто непродуктивно. Поэтому графема переходит в
графику, поэзия вступает в еще более широкую конкуренцию и часто выходит
победительницей. Собственно, на выставках были страницы книг в том числе. А
сами книги приобретают различные формы: кубика, бочонка и так далее. Поэзия
и книга доказывают, что они могут быть мобильны, могут овладеть языками
других искусств.
   - Визуальным языком, это понятно. В общем, любая книга визуальна, любой
текст. А еще какими языками?
   - Звуковым в первую очередь. Это лежит на поверхности. Звук был в самом
начале, еще до книги. Уже давно есть звуковые книги - пластинки,
аудиокассеты, сейчас компакт-диски. Звук и изображение - это первоначала.
Потому конференция сопровождалась звучащей (саунд) поэзией. В Канаде
саунд-поэзия, как и визуальная, очень развита. Канадские поэты Пол Даттон,
Марк Сазерленд, Христиан Бек и другие продемонстрировали виртуозную
саунд-технику. Это целый мир звучания, вбирающий в себя различные
музыкальные приемы - от классического распева до джазовой импровизации и
звукоподражаний конкретной музыки. Еще был английский патриарх саунда Боб
Коббинг, который в своих выступлениях использует и ударные инструменты.
Удивительно чтение Елизаветы Мнацакановой (Нецковой).  Мы читали с ней
вместе, по принципу расходящегося и сходящегося звучания. 
   Но еще о языках. Компьютерный тоже переходит на службу поэзии. Это
блестяще продемонстрировал Патрик-Анри Бургад из Голландии. Эдуардо Кац из
США показывал, как можно с помощью компьютера обрести еще одну форму поэзии

- голографическую. Кстати, на конференции был очень большой интерес к тому,
что делается в области визуальной поэзии в Восточной Европе. Целый день был
отведен Украине и России. В Украине уже несколько лет идет активное
восстановление традиций украинского барокко и авангарда. Один из таких
восстановителей - поэт и ученый Микола Сорока - помимо сборника собственных
визуальных произведений выпустил в этом году замечательную работу
"Визуальная поэзия в украинской литературе конца XVI-XVIII веков"... 
   - А что представляли собой российские участники?
   - Александр Бубнов - палиндромист и исследователь палиндрома - выступил
с докладом о палиндромии как визуальной системе. Кстати, после возвращения
из Канады он защитил в Тамбове кандидатскую диссертацию, посвященную языку
палиндрома. Очень интересен был слайд-фильм Рафаэля Левчина из времен
советского андеграунда (Левчин русский поэт, с 1991 года живущий в Чикаго). 
К сожалению, на конференцию не смогли поехать такие известные визуалисты,
как Ры Никонова, Сергей Сигей, Дмитрий Булатов, поэтому мне пришлось о них
рассказывать в своем докладе. Мнацаканову я считаю тоже отчасти российской
участницей. Ее стенд на выставке был, на мой взгляд, самым ярким. С
обстоятельным докладом о принципах визуализации текста Ры Никоновой
выступил известный американский славист Джеральд Янечек, самый преданный
исследователь современной русской поэзии.
   Вообще же ситуация с визуальной поэзией в России, на мой взгляд, очень
интересная. Нулевая точка у нас пройдена. Прохождению ее способствовал
альманах Александра Очеретянского "Черновик", моя книга "Зевгма", журнал
В.Сафранского "Воум!" (к сожалению, не выходящий сейчас), журнал "НЛО",
выпущенный в прошлом году Дмитрием Булатовым сборник "Экспериментальная
поэзия", еще некоторые публикации. По сравнению с тем, сколько визуальных
книжек Никоновой и Сигей вышло на Западе, - это мизер. Но тем не менее.
Сейчас в Курске А.Бубнов выпустил тиражом 100 экземпляров первый номер
журнала, который смело назвал "Визуальная поэзия".  В основном он посвящен
палиндрому.
   - Стало быть, визуальное дело - энтузиастское...  
   - Но оно всюду такое. Конференцию и фестиваль в Эдмонтоне тоже затеяли и
провели энтузиасты: Татьяна Назаренко, Яр Балан, Олег Ильницкий, Петер
Бартль, которые все это организовывали в Канаде, отыскивали по всему миру
визуалистов.
   - Я вижу, что вы действуете. Вот даже новую книжку выпустили - целиком
визуальную... 
   - Да, за свой счет, тиражом 25 экземпляров. Называется "Sub alia forma",
то есть "другая форма".  Кроме того, я выпустил своеобразный календарь
"Пролегомены к 1998 году" тиражом 20 экземпляров.
   - И оба издания вышли в Тамбове?
   - Конечно. Это предмет особой гордости. Мы наконец можем говорить о
возрождении традиций российского авангарда, который был географически широк
и производил свои опыты в типографиях, например, Херсона или Тифлиса,
тогдашней провинции.
   - Как вы думаете, конференция в Канаде сыграет какую-то роль в развитии
визуальной поэзии в мире и особенно у нас?
   - Безусловно. Еще в период подготовки конференция дала импульс
визуалистам, в том числе и у нас. На заключительной дискуссии шла речь о
создании международного объединения визуалистов, намечалась программа
дальнейших действий. У нас же все будет зависеть от того, насколько мы сами
будем активны.
   
(C) Электронная версия "НГ" (ЭВНГ). 
Номер 154 (1479) от 20 августа 1997 г., среда.