Независимая газета ; 07.08.1996 ; 144 ;

"МОСКОВСКАЯ ПОЛИТИКА БЕЗНРАВСТВЕННА" Председатель политреферентуры УНА-УНСО Анатолий Лупинос меняет


российских пограничников на задержанных членов своей организации
   Виктор Тимошенко
   Инициативы

   - ВАШ ПРИЕЗД в Москву вряд ли случаен...  
   - Мы встретились с группой представителей командования Федеральной
пограничной службы РФ, в которую входили офицеры правового отдела,
управления по работе с личным составом, службы безопасности, командир
Ставропольского погранотряда, специально прилетевший с нами в Москву.
Российскую сторону возглавлял представитель службы безопасности
погранвойск. Мы договорились обменять 14 российских пограничников, которые
находятся в плену у полевых командиров в Чечне, - это подполковники
Новожилов А.Л., Зинков О.И., майор м / с Качковский В.Б., капитан Дудин П.Н.,
сержанты Малофеев С.В., Дурнев С.В., рядовые Лавер И.Ю., Ковалев А.И.,
Саукин С.В., Железнов А.М., Родионов Е.А., Яковлев И.В., Трусов А.И.,
Бессараб И.Б. (кстати, командование федеральных войск почему-то не включило
их в список обмена "всех на всех" ) - на семь членов УНА-УНСО, задержанных
26 апреля в Минске во время демонстрации, посвященной десятой годовщине
Чернобыльской трагедии. Это Андрей Бурлака, Сергей Дрыгайло, Андрей
Шептицкий, Сергей Потапов, Владимир Соловей , Андрей Миронюк, Вячеслав Гоч.
Список наших граждан заверен председателем Комитета защиты военнослужащих
при Кабинете министров Украины генерал-майором Виленом Мартиросяном.
   - Это позиция российской стороны. А какие существуют гарантии, что на
обмен согласятся руководители Ичкерии и Белоруссии?
   - Президент Зелимхан Яндарбиев и начальник штаба Аслан Масхадов дали
согласие на обмен. Проблема состоит лишь в том, чтобы российских
пограничников собрать в одном месте, так как они находятся в плену у разных
полевых командиров. А что касается президента Белоруссии, то Александр
Лукашенко только и мечтает, чтобы наши товарищи покинули Минск. Если бы он
руководствовался здравым смыслом, а не своими амбициями, то понимал бы, что
арест членов УНА-УНСО - главный фактор, дестабилизирующий Белоруссию. И
второе: Александр Григорьевич сделает то, что ему скажут из Москвы. Каждый
из арестованных и содержащихся в тюрьме в Минске считает за счастье и
большую честь делать все, чтобы способствовать краху политического режима
Лукашенко. Мы уверены, что результат обмена будет положительный.
   - Пан Анатолий, в Москве неоднозначно восприняли заявление Дмитрия
Корчинского о том, что в Киеве состоится совещание лидеров "белорусских сил
сопротивления" с целью разработки мер, направленных на свержение режима
президента Белоруссии Александра Лукашенко.
   - Российские средства массовой информации сместили акценты. Речь идет о
совещании представителей национально-патриотических сил Белоруссии, которое
будет проводиться в Киеве. Когда в конце 80-х годов проходило становление
нашей организации, мы печатали наши газеты и листовки в Минске и Вильнюсе.
Тогда белорусы помогали нам, теперь мы им поможем. Лукашенковско-московский
режим ведет к ликвидации государственности Белоруссии, но мы сделаем все,
чтобы наши братья сохранили свою государственность.
   - У УНА-УНСО есть собственная геополитическая доктрина, которая во
многом определяет деятельность вашей организации. Вы не могли бы ознакомить
читателей с ее основными положениями?
   - Главный дестабилизирующий фактор на территориях бывшего СССР - это
Москва и традиционная имперская российская политика. США этого не желают
понять и выступают против возрождения национальных государств. Москва, если
говорить обЙективно, сегодня уже не является собственно имперским центром,
а выступает филиалом мировых транснациональных компаний. В России не
доминируют национальные силы, российская политика космополитична. По нашему
мнению, только сильные, динамичные и жизнестойкие нации будут определять
будущее. Но когда я говорю о российских имперских традициях, это не
относится к русскому народу. Это традиции русских политических элит со
времен татарской Орды. Для меня московская политика - это ордынская,
многоплеменная политика с присущими ей безнравственными восточными чертами
того времени.