M.ART's PUBLICATIONS 
about cv portfolio publications projects links

Некоторые библейские подтексты стихотворения Тютчева "Probleme".

М.Артемчук
(Тарту)

Мы попробуем выявить контексты, важные, по нашему мнению, для понимания стихотворение «Probleme».
Приведём подтексты, найденные до нас.

  1. Высказывание Спинозы в письме Г.Г. Шуллеру: обладай летящий камень сознанием, он вообразил бы, что летит по собственному хотению.
  2. Книга Даниила 2, 34-35:
    Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда всё вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унёс их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю.
Первый подтекст соотносится с третьим стихом, второй - с четвёртым. Эти стихи являются главными в тексте.
Вопрос ясен:
Соравался ль он с вершины сам собой
Иль был низвергнут мыслящей рукой / Иль был низринут волею чужой?
Помещая этот текст в разные контексты - философский, теологический и т.д. - мы получим разные ответы.

Мы предлагаем контекст, условно говоря, «политический». Причин для этого две:

  1. на исключительно устойчивую связь «образа камня» с «политической» проблематикой у Тютчева указано в статье А.Л.Осповата и О.Ронена. Однако именно ст. «Probleme», где «образ камня» - центральный, не связывалось с политической тематикой.1
  2. книга Даниила - один из источников, а также доказательств для самого поэта правомерности его историософских воззрений о translatio imperia - постоянно возрождающейся империи, последним и самым грандиозным воплощением которой как раз и должна будет стать мыслимая им православная Российская Империя. На связь историософских взглядов поэта с этой библейской книгой указывает А.Л.Осповат2, но опять же не сопоставляет с ними «Probleme».

При рассмотрении «Probleme» в контексте политических и истоиософских взглядов поэта видно, что речь идёт, кроме всего прочего, о том, какой из двух основных для Тютчева, государственных строев Европы, - революционный Запад или православная Российская Империя - является наиболее законным, естественным и "правильным" государственным устройством; какой станет преобладать в будущем; в чью пользу "разрешиться вопрос". Основания для такой интерпретации вытекают из соотнесения строчек текста с тезисами, изложенными Тютчевым в политических сочинениях, а также при сопоставлении «Probleme» с другими стихотворениями.

Третья строчка - "Сорвался ль он с вершины сам собой" - соотносится с фрагментом из трактата "Россия и Запад":

"Революция <…> это современная западная мысль, во всей своей цельности <…> Мысль эта такова: человек, в конечном счёте, зависит только от себя самого как в управлении своим разумом, так и в управлении своей волей. Всякая власть исходит от человека; всё провозглашающее себя выше человека, - либо иллюзия, либо обман. Словом, это апофеоз человеческого я в самом буквальном смысле слова <…> человеческое я, эта определяющая частица современной демократии, сделало самого себя предметом идолопоклонства, и поскольку, в сущности, оно вовосе не обязано признавать иную власть, кроме своей, то кого же, по вашему, должно оно обожествлять, как не самого себя?"3
Т.о. третья строчка, - это описание модели революционного государства, основанного на "абсолютизации индивидуальности, лица, Я, его права преследовать свои отдельные эгоистические интересы".4

Четвертая строчка связана с "Русской географией". У них общий библейский подтекст. Для "Русской географии" он отмечен в комментарии. Книга Даниила 2, 44-45:

И во дни тех царств бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится. И царство это не будет предано другому народу; оно сокрушится и разрушит все царства, а само будет стоять вечно, так как ты видел, что камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото.
"Русская география" отсылает именно ко 2-й главе книги Даниила, и здесь акцентируется именно мотив "камня", "отторгнутого" от горы, как и в интересующем нас тексте.
Сопоставление 4-ой строки со стих. "Русская география" даёт возможность утверждать, что в ней манифестируется, - в противовес третьей строчке, - принцип существования православного государства, воплощающего собой "главный, исходный принцип христианства, полностью искаженный, а затем и утраченный в римско-революционной западной традиции - принцип единства <…> в котором растворяется всякая раздробленность, особость, всякое своекорыстие, всякое Я и энергия, присущая ему в достижении своих частных целей."5

Последствия "политического" прочтения «Probleme»:

  1. оно представляется важным, т.к. позволяет ввести «Probleme» в круг текстов, актуальных для понимания другого тютчевского стихотворения: последней части цикла "Наполеон" - "И ты стоял, - перед тобой Россия…"
    А.А.Николаев отмечает в комментарии к этому стихотворению:
    В 1849 г. Тютчев включил в конспект гл.7 <…> публицистического трактата "Россия и Запад" стихотворный отрывок "Он сам на рубеже России…"Переработанный и дополненый восемью строками, он затем вошёл в состав самостоятельного стихотворения "Нерешенный вопрос" <…>, текст которого <…> соответствует третьей главе цикла.6
    Первоначальное название этого стихотворения прямо соотносится с заключительными строчками «Probleme». Такое соотношение значимо для понимания того "вопроса", который первоначально имелся в виду в названии 3-й главы.
  2. во-вторых, такое прочтение даёт нам возможность объяснить, почему в 1857 году Тютчев вновь обращается к этому тексту и "переписывает" стихотворение (слегка меняя, правда, четвёртую строчку) созданное им 24 года назад, что в принципе для него нехарактерно.
    В 1857 г. происходила подготовка к крестьянской реформе. В связи с этим, повсеместно в России происходили обширные крестьянские волнения. Тютчев же, как отмечает Твардовская, "ощутил под покровом терпения и смирения мятежный дух крестьянства <…> Слухи о крестьянских волнениях были постоянной темой бесед в окружении Тютчева. Сведения о них, через обширную агентуру стекавшиеся в 3 Отделение, тоже могли быть доступны поэту по его связям "в верхах"."7
    В письме А.Д.Блудовой от 28 сентября 1857 годя Тютчев пишет:
    <…> С моей точки зрения, всё будущее задуманной реформы сводится к одному вопросу: стоИт ли власть, призванная её осуществить, <…> выше двух классов в нравственном отношении? <…> Только намеренно закрывая глаза на очевидность, <…> можно не замечать того, что власть в России <…> не признаёт и не допускает иного права, кроме своего, что это право <…> исходит не от бога, а от материальной силы самой власти <…> Одним словом, власть в России на деле безбожна ибо неминуемо становишься безбожным, если не признаешь существования живого непреложного закона, стоящего выше нашего мнимого права <…>
    Т.о. в 1857 году, в связи с происходившими тогда в России событиями, для Тютчева актуализуются те "политические" смыслы, которые, возможно, имелись в стихотворении 33 года.
    Но теперь, на фоне крестьянских восстаний, заданное в нём прежде, в 33 году, противопоставление Революции и Православной Империи осмысляется уже не на примере противостоящих друг другу стран, внешних друг по отношению к другу сил, а на "внутреннем" материале: речь идёт о противоречии между "всемирной судьбой России", умозрительной идеей Православной Империи, основой для которой она должна стать, и тем реальным воплощением этой идеи, которое видел Тютчев и которое, по его мнению, и порождало крестьянские восстания, т.е. порождало Революцию.
    Возможно, в связи с этим он и обращается к прежнему своему стихотворению, актуализируя имплицитно заданные в нём в 33 году "политические" смыслы.
  3. в-третьих, такое прочтение «Probleme» является интересным примером взаимодействия различного рода контекстов у Тютчева, что описано в диссертации Р.Г.Лейбова.8
    Разнородные подтексты (цитата из Паскаля, Библия, стихи и трактаты самого Тютчева, слова Наполеона) оказываются объединены не единством автора, а тематически. Можно выделить некоторый "комплекс идей", в общем связанный с книгой Даниила, который составляют принципиально разнородные тексты, объединенные в сознании Тютчева. Отсылка к этому "комплексу идей" производится намёком, к примеру, на один из составляющих его текстов, что, тем не менее, заставляет реконструировать не только этот - очевидный - претекст, но и все остальные, с которыми он оказывается тесно связанным.
Принципиально важной остаётся возможность актуальности нескольких подтекстов для одной аллюзии, что, видимо, характерно и для других тютчевских стихотворений и является одной из особенностей его поэтики.

Примечания

1 А. Осповат, О. Ронен. Указ. Соч. С. 50-51.Назад

2 А. Осповат. Элементы политической мифологии Тютчева (Комментарий к статье 1844 г.) // ТС 2. Тарту, 1999. С. 240-241. Назад

3 Тютчев Ф.И. Россия и Запад // ЛН 1. М., 1988. С. 206.Назад

4 Г.С. Кнабе. Римская тема в русской культуре и в творчестве Тютчева // ТС 1.Таллинн, 1990. С. 264.Назад

5 Г.С. Кнабе. Указ. соч. С. 256.Назад

6 Ф.И. Тютчев. ПССт. Л., 1987. С. 393.Назад

7 В.А. Твардовская. Тютчев в общественной борьбе пореформенной Росии // ЛН 1. М., 1988. С. 136.Назад

8 Р.Г. Лейбов. "Лирический фрагмент" Тютчева: жанр и контекст. С. 84.Назад

Литература и Источники

  1. Кнабе Г.С. Римская тема в русской культуре и в творчестве Тютчева // Тютческий сборник 1.Таллинн, 1990.
  2. Лейбов Р.Г. "Лирический фрагмент" Тютчева: жанр и контекст. Тарту, 2000.
  3. Осповат А., Ронен О. Камень веры (Тютчев, Гоголь, Мандельштам) // Тютчевский сборник 2. Тарту, 1999.
  4. Осповат А. Элементы политической мифологии Тютчева (Комментарий к статье 1844 г.) // Тютчевский сборник 2. Тарту, 1999.
  5. Твардовская В.А. Тютчев в общественной борьбе пореформенной Росии. // Литературное наследство 1. М., 1988.
  6. Ф.И.Тютчев. ПССт. Л., 1987.
  7. Тютчев Ф.И. Россия и Запад // Литературное наследство 1. М., 1988.
about cv portfolio publications projects links